Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7


ЛАВИНА

 

— Хорошо на данный момент бы рюмку коньяка испить?

— Будет для тебя коньяк, не беспокойся, — успокоил меня Володя.

Всего только 10 минут тому вспять одна из комнат квартиры опального писателя Володи Войновича была заполнена западными корреспондентами. Я Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 задумывался, что придет один, а их оказалось много. Кажется, из всех газет пришли, не считая коммунистических. Двухчасовой разговор заморил, и рюмка коньяка была кстати.

Автомашину в Дубну поведет Шура, и мне Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 можно расслабиться. Дмитровское шоссе было пустым. Поздно. Я включил радиоприемник. «Листья желтоватые над городом кружатся» выводил мужской глас пользующуюся популярностью песню. Мне она тоже нравится. Тело мое как будто пропало. Осталась одна душа Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7, и нет более чувства тяжести. Ноша, с которой я прошел жизнь, в конце концов сброшена. Навечно. Чувство раздвоенности пропало, улетучилось. Во время пресс-конференции один из корреспондентов спросил меня:

— Вы Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 осознаете, что на данный момент сжигаете все мосты? Естественно, Шура, Катя и я все это отлично знали, и на данный момент эти «мосты» пылали сзади нас, навечно отрезая от ставшего чужим берега. И не Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 было больше силы, которая могла отвратить удар «бумеранга». По ним, по тем. кто привык считать меня собственностью страны. Что будет с моей семьей? Что будет со мной? Ведь ехали Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 мы не в Париж либо Лондон, а в Дубну, небольшой город в 100 километрах от Москвы, и я еще не запамятовал свирепый шепот академика Флерова:

— Поликанов, не запамятовывайте, что вы еще находитесь на местности Русского Союза Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7.

Утро последующего денька не сулило ничего такого особенного. Только сероватое небо опустилось очень низковато. Встречавшиеся знакомые здоровались, шутили. Никто ничего не подозревает. Где он на данный момент летит мой «бумеранг»? Пожелай я Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 приостановить его, и не смогу уже. Но я и не желаю. После обеда дома зазвонил телефон.

— Сергей Михайлович, я прошу вас срочно зайти в партийное бюро, — глас секретаря партийного Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 бюро звучал практически торжественно.

Означает, уже случилось.

Члены партийного бюро очевидно были возбуждены до крайности; все прогуливались по комнате в различных направлениях. Секретарь партийного бюро стал куда-то звонить по телефону.

— Да, Николай Павлович, он Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 пришел. Николай Павлович — это Терехин. В Русском Союзе живут сотки тыщ терехиных, но для меня существует только ненавистный мне ассистент директора института «по режиму». Неделю вспять я повстречал его во Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 дворе нашего дома. Он был вдребезги опьянен. С 2-ух сторон его поддерживали под руки две дамы.

— Сергей Михайлович, привет, — заплетающимся языком пробормотал, лицезрев меня, один из «мальчиков» академика Боголюбова.

Все сели за длиннющий стол Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7. Секретарь партийного бюро, видимо волнуясь, взял лист бумаги, начал его крутить и обратился ко мне:

— Сейчас с утра Роганов слышал, как «Голос Америки» сказал о вашем интервью западным корреспондентам. Это правда, что Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 вы с ними встречались?

— Все верно. Я поведал им о трудностях, которые повстречал, пытаясь сотрудничать с физиками в Женеве, в ЦЕРНе. Со собственной стороны, я желал бы вас спросить, почему Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 прошлый секретарь партийной организации Роганов по утрам слушает «вражеские» голоса? Заместо столичного радио.

— Это разрешается, это разрешается, — загалдели все хором.

— Почему вы не посоветовались с нами? — задал дурной вопрос Роганов.

— О Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 чем? О тексте интервью?

Роганов сам сообразил абсурдность собственного вопроса и умолк. Гласить было не о чем. Все было ясно.

— В связи с вашим выступлением мы должны начать партийное дело. Чтоб соблюсти формальности, напишите Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 разъяснение, письменно подтверждающее факт дачи интервью.

Из партийного бюро я сходу пошел домой, где меня уже ожидали с нетерпением. Не успел я кончить рассказ, как опять зазвонил телефон.

— Зайдите, пожалуйста, к Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 Джелепову. Похоже, что «снежный ком» покатился вниз, набирая скорость. Еще мало, и он увлечет за собой все, на чем покоилось мое благополучие.

Директор нашей лаборатории Джелепов с темным видом просматривал бумаги Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7. В стороне с решительными лицами застыли секретарь партийного комитета института и начальник отдела Радиохимии. С опозданием к ним присоединились Понтекорво и заместитель Джелепова. Джелепов начал разговор со стандартных газетных фраз о западных корреспондентах, стервятниках, старающихся Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 урвать кусочек мяса. Я посодействовал им. Не споря с Джелеповым, я просто слушал его. У корреспондентов своя жизнь, свои характеры, им тоже нужно хлеб зарабатывать.

— Что отвратительного в том, что Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 я поведал правду, настоящую правду? — в конце концов не выдержал я. — Пусть на Западе познакомятся с нашими порядками. Кусочек мяса отдал им не я, а те, кто в выездных комиссиях посиживают.

— Вас Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 вообщем не нужно было никогда на Запад пускать, — вылез секретарь партийного комитета.

Было надо бы его на данный момент сволочью именовать, но распускаться нельзя.

— И вашу супругу тоже нельзя за границу пускать. Она Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 болтает очень много, — суровым басом загудел начальник Отдела Радиохимии.

— Заткнитесь, — не выдержал я, — очередное слово, и я уйду отсюда.

Вобщем, как и в партийном бюро, гласить было не о чем Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7.

— Я думаю, что Поликановым займется партийная комиссия, — дрожащим от ненависти голосом окончил беседу секретарь партийного комитета.

В Дубну приехал не понимающий ничего о случившемся физик из Ленинграда. Он собирается через неделю защищать диссертацию, и я Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 — один из его оппонентов. Узнав от меня про мою встречу с корреспондентами, ленинградец растерялся. Как быть? Отрешиться от оппонента? Плохо. А если защита состоится, возможно окажется еще ужаснее. Чего Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 хорошего диссертацию в Москве не утвердят. Ленинградец стремительно покинул Дубну, а я на другой денек зашел к Джелепову.

— Мне необходимо командировочное удостоверение для поездки в Ленинград. Там состоится защита диссертации, я — оппонент.

— Пока партийная комиссия Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 не кончит работу, вы ни на один денек не имеете права покидать Дубну?

— Я не могу срывать защиту диссертации. Для чего подводить человека? Я уеду без удостоверения.

На другой денек рано днем Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 раздался телефонный звонок. Звонил будущий доктор физико-математических наук. Мне не нужно приезжать в Ленинград. У него есть новый оппонент.

В Москве, в Институте Атомной Энергии, моем родном ЛИПАНе, должен Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 состояться семинар, на котором я сделаю доклад. Мне, но, никто не звонит, чтоб сказать, когда я должен приехать в Москву. Ну что все-таки, сам я набиваться на отказ не буду. Ну Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 и не так на данный момент принципиально выступить с научным докладом. Заместо этого я поработаю в библиотеке, где на данный момент провожу практически всегда. По дороге в библиотеку встречаю 2-ух чиновников из Комитета по Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 Атомной Энергии. Оба проходят, не здороваясь. Следом за ними идут двое физиков из лаборатории Флерова. Когда-то вкупе с ними я начинал работу на циклотроне, проводя опыты на «Слоне». Издавна это Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 было. Физики меня не выяснят.

В Дубне начинается интернациональная конференция. Я иду в гостиницу, где происходит регистрация участников конференции. Я ведь тоже нахожусь в перечне участников. Ко мне подходит теоретик Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7. Это он отыскал правильное разъяснение отысканному нами в Дубне новенькому физическому явлению. Знаю ли я о том, что Южноамериканское Физическое Общество присудило нам, ему и мне, премию Тома Боннера. Он только-только вызнал об этом Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 от прибывших из-за границы.

Из гостиницы я иду в институт вкупе со своим знакомым инженером, прибывшим из Киева. Он смеется:

— Сижу я на прошлой неделе, «Голос Америки» слушаю. Толкуют про Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 Садата, и вдруг твое имя произносят. Я чуток со стула не упал.

Русские физики меня сторонятся, а западные желают из первых рук выяснить, что со мной случилось. Своим знакомым из Германии Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 я прямо произнес, что уехать из Русского Союза было бы для меня самым наилучшим. Но ведь не отпустят меня.

До меня дошли практически умиляющие слова академика Боголюбова:

— Вот и у нас Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 сейчас собственный свой диссидент есть.

Флеров злорадствует, сейчас мне переломят хребет. Свою ненависть ко мне он выразил фразой:

— Засветилась звезда 3-х разведок.

Один из моих бывших друзей добавил:

— Мы всегда знали, что он так кончит Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7.

Конференция завершилась, западные ученые уехали, и ваккум, образовавшийся вокруг меня, начал захватывать все большее место. Западные радиостанции кончили гласить обо мне, а Дубна продолжала кипеть. Об этом я узнавал случаем. Основная масса Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 знакомых начала сторониться нас, но высказаться так про всех было бы неправдой. Вдруг обнаружилось, что поведение людей непредсказуемо.

Навстречу идет физик из лаборатории Франка. Мы знаем друг дружку лет пятнадцать. Он Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 работал в лаборатории Флерова, но сбежал от директора. Меня как бы всегда осознавал. Поровнявшись со мной, он начинает внимательно рассматривать вершины деревьев. Ему неудобно. Почему? Но так только 1-ый раз. Когда Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 мы встретимся 2-ой раз, я тоже не узнаю его.

Сотрудник из группы Джелепова не рассматривает деревьев, а в упор нахально глядит на меня. Ему так лучше. Он скоро уезжает в Женеву. Ранее он Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 честно оттрубил год, работая председателем местного комитета, и заработал иностранную командировку. Но не все шарахаются в сторону. Большая часть людей проходит мимо, здороваясь, как обычно. Есть и благожелатели, при этом Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 от неких я этого, если честно, не ждал. Один, остановив, произнес:

— Отлично ты им врезал. Так им, сволочам, и нужно.

В гаражах для личных машин, где «рабочий класс» проводит вечера, идут горячие споры Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7, в особенности после 100 пятидесяти граммов водки на брата. Сосед по гаражу разъясняет, что молвят приблизительно так:

— Что ему еще было надо? У него есть все: автомашина «Волга», квартира и средств он зарабатывает втрое Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 больше, чем я.

На это мои сторонники отвечают, используя все достояние российского языка:

— Пошел ты... Ты, дурачина, не понимаешь...

Я знал гаражные дискуссии и не удивлялся. Трудягам страшиться друг дружку было Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 нечего. Гласили там от незапятнанного сердца. И ругали, и хвалили.

— Ты сейчас поаккуратнее езди на машине, - порекомендовал какой-то из них.

Я как-то не задумывался об этом, но на всякий случай Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7, как будто Джеймс Бонд, запирая гараж, стал соединять двери тоненькой ниточкой. Но все это была ерунда.

Более противные вещи происходили в Москве. Какие-то мужчины стали по утрам наведоваться в детский сад, где ночами Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 время от времени дежурила Катя. Они расспрашивали о Кате дам, убиравших помещение. Издавна ли работает, когда дежурит? Одна из этих хороших дам, знавших Катю, накричала на 1-го из утренних гостей Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7:

— Чего вам нужно от молодой девчонки? Мы решили, что Кате лучше уволиться с работы.

В один прекрасный момент вечерком мне позвонили из Института Атомной Энергии:

— Сергей Михайлович, приезжайте завтра в институт на семинар, мы Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 вас ждем.

Говорил со мной отпрыск академика Франка, физик-теоретик. Я ответил, что об этом нужно гласить с Джелеповым, так как из-за работы партийной комиссии я не имею права Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 покидать Дубну. Минут через 5 мне позвонил Джелепов. Естественно, я могу ехать в Москву, но должен возвратиться к четырем часам на заседание партийной комиссии. Когда младший Франк позвонил мне опять, я растолковал Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7, что завтра у меня очень тяжкий денек. Из Дубны мне нужно уезжать около 6 часов утра, а в четыре я должен быть опять в Дубне. Отложим мой доклад до последующего раза. Если этот «следующий Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 раз» будет.

Председатель комиссии - физик из нашей лаборатории. Еще не так давно мы были с ним на «ты», и он сетовал мне, что его работы по исследованию воздействия магнитного поля на бактерии русские Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 биологи не понимают. Сейчас он смотрится жестоким. Председатель гулким голосом зачитывает текст из передачи «Голоса Америки».

— Соответствует этот текст тому, что вы гласили?

— Вполне. Ничего не искажено.

— Отлично. Перейдем к дискуссии. У Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 кого есть вопросы?

Мой заместитель по делам научного отдела возмущен :

— Как вы могли поступить таким макаром? Ведь вы коммунист.

— Да, 20 два года я в партии. Но я к тому же физик.

— Вы Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 сначала коммунист, а позже ученый.

— Это по-вашему. А по-моему, я сначала ученый.

Член-корреспондент Академии Мещеряков, как обычно, закатил к потолку глаза:

— Что вы думаете о Солженицыне?

— Величавый Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 человек.

— Но ведь он написал ересь!

— Помилуйте, как же с докладом Хрущева? Там тоже ересь?

— Все это издавна осуждено партией.

К огорчению, я — человек не находчивый, и мне не пришло в голову Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 спросить Мещерякова, где он отыскал книжку Солженицына. После еще нескольких малозначащих вопросов председатель отчеканил выводы комиссии:

— Вы почаще других ездили за границу. Ваш последний поступок нельзя скооперировать со званием коммуниста. Еще имейте в виду последующее Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7. Где бы в дальнейшем вам ни пришлось работать, у вас никогда не будет группы ученых, которыми вы можете управлять.

Домой принесли телеграмму с красноватой полосой наискосок. Правительственная. Завтра в Москве Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 в три часа денька меня ждет президент Академии академик Александров. Утренним поездом я пищу в Москву. До 3-х часов времени еще много, и я отправляюсь к родственникам. Из Дубны звонит Шура. Секретарь Боголюбова Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 сказала, что встреча с президентом отменяется. Он уехал срочно в Тбилиси на похороны академика Мусхелешвили.

    Позвонили из партийного бюро лаборатории:

— Сергей Михаилович, вы не заплатили очередных партийных взносов. Зайдите, пожалуйста, а то мы Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 должны ведомость сдавать.

В один момент наступила глубочайшая тишь. Никто никуда меня более не вызывает. Нет ни 1-го телефонного звонка: ни от противников, ни от друзей. Все молчат. И Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 в Москве, и в Дубне. Выпал снег, и по субботам и воскресеньям мы начинаем лыжные прогулки. В лесу на лыжне исчезают все препядствия, и когда лицом к лицу на бегу приходится столкнуться Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 с другими лыжниками, то совершенно не уникальность узреть приветливую ухмылку.

В будничные деньки время от времени становится тягостно. Я прихожу к для себя в лабораторию и замечаю, что те, с кем я работал Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7, замолкают, прекращают разговор. Все почаще я ощущаю себя излишним и, не хотя мешать другим, уже совершенно изредка захожу в лабораторию. Пусть тихо работают. Мне же торопиться сейчас некуда. Главное дождаться партийного собрания и там Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 выйти на трибуну. Но все-же небо в этом году в особенности сероватое, низкое. Я говорю об этом одному из собственных знакомых.

— Это для тебя просто людского тепла не Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 хватает, — отвечает он.

За длительное время до пресс-конференции я отдал согласие сделать доклад на конференции в Звенигороде. Конференция состоится сначала декабря, и я о ней совершенно запамятовал. Мне вдруг о ней напоминают, меня Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 ожидают в Звенигороде. В Звенигороде куча знакомых, и я разговариваю со многими. Нобелевский лауреат, академик, меня не выяснит, зато другой доктор предлагает мне свои лыжи, если я надумаю прокатиться.

Вижу физика Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 из Института Атомной Энергии. Он упрекает меня в том, что я не приехал на семинар, не сделал доклад. Им столько усилий пришлось приложить. чтоб получить разрешение на мой доклад. До самых основных Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 чинов КГБ добрались. Я развожу руками. Что поделаешь - партийная комиссия важнее. Мой сотрудник смеется.

Конференция в Звенигороде была последней, где посреди русских физиков я не был еще совершенно чужим.

В очередной раз Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 позвонили из партийного бюро лаборатории, чтоб напомнить о партийных взносах. Похоже, что кого-либо я здорово смутил. Они не знают, как поступить, и, может быть, спеет желание «погасить пожар». Один член Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7-корреспондент Академии в общении со мной увидел, что я издал ситуацию, в шахматах именуемую «цугцванг». Нет решения задачки.

Внезапно меня приглашает побеседовать 1-ый секретарь городского комитета партии. Он, выясняется. ничего не знал и моих трудностях Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7. Тяжело в это поверить. И еще он гласит, что ничего ужасного не вышло, все можно поправить. Самое главное — понять и признать ошибку. Кто не ошибается? Принципиально поправить ошибку — так учил Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 нас Ленин. А на данный момент нужно заплатить партийные взносы. Я так не считаю. Для чего восстанавливать сожженные мосты?

Денька через два мы опять встречаемся. Не считая секретаря находится некий партийный Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 чин из областного комитета партии. И сейчас пришел секретарь партийного комитета института. Этот пробует сходу перейти на резкий тон, но его «усмиряют» двое других, и вновь меня нежными голосами начинают уговаривать заплатить партийные взносы Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7. Я заверяю партийное начальство, что с партийными взносами ко мне можно более не обращаться: я платить не буду. Но моим собеседникам не охото веровать в это.

Скоро после дискуссий в Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 городском комитете партии мне повстречался Понтекорво. Что задумывается обо мне этот беглец с Запада, я не знаю. Понтекорво предлагает повстречаться в конце денька у него в кабинете. Не считая него поприсутствовать при разговоре пришел заместитель Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 Джелепова.

— Меня просил побеседовать с вами секретарь городского комитета партии, — начал Понтекорво. — Он гласит, что вы не платите партийные взносы.

— Я не буду их больше платить. Все. Хватит.

— Почему диссиденты обращаются к Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 западной прессе?

Можно поразмыслить, что Понтекорво только вчера заявился в Русский Альянс. Для чего он мне задает этот доверчивый вопрос? Он ведь должен додуматься, что мой «бунт» вызревал годами, и началось Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 это еще в ту пору, когда он жил на Западе. Он, оставшийся западным человеком, невзирая на годы жизни в Русском Союзе.

— Если русские газеты будут открыты для тех, кого вы называете Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 диссидентами, им незачем будет обращаться к Западу.

Понтекорво пробовал меня еще некое время убеждать в том, что русской власти есть чем гордиться. Всеобщая грамотность, к примеру. Для чего он все это гласил, видя Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7, что у меня, родившегося и выросшего в Москве, произошел таковой перелом в душе, что все эти дискуссии о грамотности были пустой растратой времени.

Пора бесед и увещеваний кончилась не сходу Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7. Повторного приглашения от президента Академии не последовало. Заместо этого свершилась встреча с вице-президентом Логуновым и академиком Марковым. Они попытались придать ей нрав дружественной беседы. На столе стояла ваза с печеньем, и мы пили Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 чай. Все было практически по-домашнему. Мы гласили о жизни, но разговор постоянно сворачивал к теме «свобода». Как в общении с председателем Комитета по Атомной Энергии Петросянцем, не вышло без Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 упоминания чешских событий 1968 года и арестованного физика Юрия Орлова. Я спросил, почему в 1-ые же деньки после начала открытого конфликта КГБ сделал попытку устроить слежку за моей дочерью, которая никакого дела к Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 моему интервью не имела.

— Но это логика борьбы, — широкомысленно увидел Марков. — Вы ее начали.

Обосновывать, что это просто подло, академику, работающему над неувязкой образования Вселенной, было глупо, но я все таки спросил:

— И вы признаете Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 добросовестными такие приемы борьбы?

Марков не ответил. Периодически разговор становился более острым, но я ощущал, что Логунов старается сохранить дружественный тон.

— Естественно, почти все утеряно, но кое-что можно вернуть Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7, — рассуждал Марков, не понимая, что я ничего и не желаю восстанавливать.

— Вы, кажется, закончили платить партийные взносы? — спросил Логунов и, услышав, что с этим покончено, добавил, — зря.

Кончая разговор, Логунов желал еще Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 бросить дверь для меня открытой.

- Если у вас будут ко мне вопросы, звоните мне. Я готов повстречаться с вами в хоть какое время.

- Какой выход из положения был бы вам на данный момент Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 наилучшим? - спросил меня на прощание Марков.

- Я никогда не примирюсь с партией, а это означает, что самое наилучшее для меня было бы, наверняка, уехать из Русского Союза.

- Этого не получится Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7. Вы не юноша. Если вы обратитесь за разрешением уехать, вас не отпустят. Пройдут многие годы. Может быть, когда-нибудь через много лет вы получите согласие на выезд. Но кого вы тогда будете заинтересовывать.

Наверняка, Марков Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 прав.

После разговора в Академии оставалось одно — ожидать партийное собрание.

За некоторое количество дней до Нового Года я вновь повстречался с секретарем партийного комитета института и ответственным за идейную работу членом партийного Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 комитета.

— С вами много говорили по поводу вашего поступка. Последним был разговор с самим вице-президентом Академии. Вы до сего времени считаете ваше интервью западным корреспондентам правильным поступком?

— Да.

— В последнее время Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 на партийном собрании мы обсудим ваше поведение. Вы будете исключены из партии.

Он не мог придумать наилучшего подарка к Новенькому Году. Все нужные слова сказаны. Больше не будут меня вызывать куда Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7-то, уговаривать. Новый Год встретим тихо. Но что будет позже?

С партийным собранием, но, не торопились. Шли недели, а его все не было. По уставу партии собрания должны проводиться каждый месяц, но начинался Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 уже 3-ий месяц после последнего, состоявшегося в лаборатории. Ожидают, когда у меня сдадут нервишки, и я принесу партийный билет в партийное бюро и положу на стол. Тогда остается «проинформировать» на собрании Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 о моем выходе из партии и при всем этом в мое отсутствие вылить на меня «ушат помоев». А еще лучше, если я усвою, что борьба никчемна, и покаюсь, повинюсь. Меня пожурят, естественно Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7, но, может быть, даже не очень очень. Чтоб не раздражать. Зато западным корреспондентам, провоцирующим русских людей, достанется как надо. Все-же, что ни гласи, исключать из партии члена-корреспондента Академии, лауреата Ленинской премии Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 неприятно. Лучше бы этого избежать.

В конце концов партийное собрание состоялось. В конце февраля, через три с излишним месяца после моей встречи с корреспондентами. На меня смотрели двести пар Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 глаз, и 1-ый раз я мог на партийном собрании гласить откровенно, что я думаю о русской власти. Выступивший после меня Джелепов гласил о моем «мещанстве», восторгался теми, кто, плавая на льдинах месяцами в океане, совершает Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 подвиги.

— Туда с супругами нельзя, там супругам холодно, - кликнул кто-то из рабочих, сидевших в задних рядах.

Ответственный за идейную работу в партийном бюро обещал, что «буржуазная пропаганда не пробьет Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 брешь в нашей стене». Для большей уверительности он ссылался на недавнешнее выступление члена Политбюро Гришина. Механик из моего отдела, секретарь партийного бюро моего отдела, укорял меня в неблагодарности. Русская власть меня Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 поила, кормила, учила. А я? Чем я ей ответил?

Мое последнее слово было маленьким. Я ответил Джелепову, сказав, что, говоря о героизме, лучше бы он упомянул заместо плавающих на льдинах сидячего в кутузке Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 физика Юрия Орлова. Ведь конкретно тут, в этом зале, на этой самой трибуне, где на данный момент стою я, пару лет вспять стоял Юрий Орлов и был он тогда оппонентом при защите Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 диссертации.

Решение партийного собрания о моем исключении из коммунистической партии отмечало мой «отказ от партийных взглядов и переход на позиции последнего индивидуализма». Поточнее причину исключения тяжело было выразить. Заодно в решении Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 отмечалось, что моя предстоящая работа в Дубне «несовместима со статусом интернациональной организации».

Я не знаю, что ощущали те двести человек, которые единодушно проголосовали, одобрили решение о моем исключении из партии. В одном я уверен Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 - флегмантичных не было. Отлично осознав, что я не желаю иметь что-либо общее с коммунистической партией, они не могли не исключить меня. По другому я при их кинул бы партийный билет Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 на стол. И, наверняка, некие терпеть не могли меня, так как я стал не схожим на их, и злорадствовали в ожидании того, как мое будущее начнет обращаться в безвыходное прозябание. Те Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7, кто мог потаенно соболезновать мне, вероятнее всего, жалели меня. Для их я был жертвой. И навряд ли кто додумывался, что для меня это был один из редчайших моментов, когда полнота жизни чувствуется с необычной Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 силой. И не знали они, что, возвратившись домой с собрания, я снова имел повод сказать:

— А не отпраздновать ли нам это событие полными рюмками коньяка?

Естественно, это был необычный денек. «Мост», горевший Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 более 3-х месяцев, упал. Те, кто неудачно пробовали затушить пожар, могли в конце концов сказать для себя с полной уверенностью, что для их я потерян невозвратно. Необходимо было быть круглым Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 кретином, чтоб не созидать моего твердого решения раз и навечно отрубить веревку, привязывавшую меня к коммунистической партии, освободиться от «опеки» общества, когда-то научившего меня подчиняться ему безоговорочно. Никто, и в том Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 числе я, не знал, что будет со мной, никто, не считая меня, не лицезрел, что с этого момента я стал свободным человеком. Может быть, меня ожидают томные тесты, может быть, мне предстоит еще Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 выяснить такое, что принудит заного посмотреть на мир. Может быть. Но я знал, что никогда не пожалею, что, как птица в клеточке, бился о прутки решетки, стараясь вырваться на свободу.

Жизнь вокруг меня текла Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 своим ходом. Снаружи все осталось без конфигураций, но, встречая на улице знакомых, я ощущал, что в их очах я стал человеком, бездумно идущим к пропасти, человеком, решившим головой пробить каменную стенку Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7. И еще мне было ясно, что предстоящий ход событий безизбежно приведет к тому, что кто-то в Москве без излишних чувств назовет меня противником, от которого настало время избавиться.

Потому Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 я совершенно не опешил, когда в конце августа 1978 года «хозяин» ОВИРа, организации, занимающейся вопросами эмиграции, Александр Григорьевич Зотов, пригласив меня к для себя в Москву, произнес:

- В одном из ваших писем вы писали Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7, что желали бы жить в другой стране. Куда вы желаете уехать?

Да, было весной очередное куцее письмо Брежневу, в каком я писал, что желал бы жить в стране, где мои политические взоры Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 не будут оказывать влияние на научную работу. Когда настало время, об этом письме вспомнили.

— Вы, наверняка, будете рекомендовать уехать в Израиль? — пошутил я.

— Для чего же? У вас настолько не мало друзей в Америке Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7, наверняка, туда лучше, — полностью серьезно ответил Зотов. - И еще для формальностей, связанных с получением паспорта, нужно, чтоб вы написали одну фразу с просьбой о разрешении на выезд в США.

За неделю до Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 отъезда мы ворачивались из Москвы. Мы ехали в мгле по дороге, идущей через поле, и вдруг машина тормознула. «Полетело» сцепление. Случайный автобус дотянул нас до Дмитрова, где на перекрестке находился Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 милицейский пост. Оставив машину под деревом метрах в 100 от поста, я подошел к дежурившему юному милиционеру.

— Машины в Дубну в это время бывают?

— Навряд ли. Поздно. Поставьте машину около поста на свет. Тут поспокойнее Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7.

— Пошли вкупе, поможете мне ее сюда подтолкнуть.

Мы выкатили «Волгу» на свет. Оглядев ее со всех боков, милиционер увидел:

— Знакомый номер. Ты, наверняка, иноземцев на ней возишь?

Очевидно он Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 воспринимал меня за шофера из дубненского института.

— Нет. А что такое?

— Мы ее регистрировали как зарубежную машину. Маршрут отмечали. Только вчера пришло указание закончить наблюдение.

Я засмеялся. Милиционер с удивлением посмотрел на меня и ушел Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 в будку.

Подошли два больших, томных грузовика.

— Ребята, подвезите до Дубны.

— Мы в Талдом едем. К тому же по дороге из Ленинграда все скаты полетели. Ни 1-го запасного нет.

— Ну, хотя Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 бы до поворота на Талдом дотяните. Все таки оттуда к Дубне ближе.

Мы ехали по узенькой, разбитой дороге, и трос, на котором меня тянули, пару раз взрывался. Последние километры я ехал Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 метрах в полутора от кузова грузовика, и от напряженной езды был измучен. В конце концов мы добрались до поворота на Талдом.

— Может быть, до Дубны довезешь? — нерешительно попросил я.

— И правда, не Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 кидать же его тут? — вдумчиво ответил юный юноша.

— А если скат около Дубны полетит? Ты что завтра, фраер, начальству разъяснять станешь? Я поехал, - произнес шофер второго грузовика.

— Садись в машину, — решительно Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 заявил оставшийся шофер. Еще полчаса езды, и мы вползли в наш двор. Было около 2-ух часов ночи.

— Держи средства и подожди меня. У меня в холодильнике початая бутылка польской водки стоит. Через пару минут я Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 возвратился.

— Эх, жаль, мой напарник меня в гараже ожидать не станет, — пожаловался мой спасатель.

Был денек моего рождения, и в Дубне меня ждал подарок — решение расширенного заседания Ученого совета лаборатории Джелепова. В Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 нем го-ворилось, что в связи с «активной антисоветской деятельностью, не совместимой с высочайшим званием русского ученого...» совет просит уволить меня из института, лишить ученых званий и титула лауреата Ленинской Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 премии. Что касается Академии, то совет обращается к ней с просьбой исключить меня из нее.

За час от отъезда из Дубны зашел проститься один из немногих друзей. Физик.

— Знай, Сергей, что для тебя Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 в Дубне симпатизирует больше людей, чем ты думаешь.

Мы стояли под деревьями, и лучи сверкающего осеннего солнца, пробивавшиеся через желтоватую листву, присваивали сероватому мрамору оранжевый колер. Неуж-то это правда Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7, что когда-то метрах в 100 отсюда стоял древесный дом, и в нем жили наши бабушка и дедушка? Неуж-то все это было? Да, было. Мальчишка в трусиках гонял палочкой по пыльной сельской улице заржавелый Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 металлический обруч от бочки. Повдоль низких заборов из штакетника росли лопухи, а со стороны домов георгины и золотые шары.

За голубой оградой кладбища начиналась гулкая столичная жизнь. Скоро кладбище снесут Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7, на его месте вырастет высотный дом, и очередной, может бывальщина, даже последний кусок села Измайлова будет проглочен Москвой. Через 20 минут брат произнесет мне:

— Давай попрощаемся. Наверняка, мы никогда больше не увидимся.

И это Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 будет сказано не на палубе разбитого в шторм корабля, а в обыденной обстановке на платформе станции метро. А пока мы идем по улице, и я пристально разглядываю пешеходов с сумками, с ранцами. Ни Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 один любознательный взор не остановится на мне. И как может быть по другому? Ведь для встречных я всего только случайный прохожий, сторонний человек. У каждого из их свои радости и свои горести Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7.

Но я не ухожу с пустыми руками. Я уношу с собой частицу солнечного летнего утра в исчезнувшем селе Измайлове. Через распахнутое окно вкупе со свежайшим, холодным воздухом как будто вливается Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 мокроватый запах сирени. Колокол зовет обитателей села в церковь. Я лежу на постели и смотрю, как бабушка повязывает голову белоснежным платочком. На данный момент она пойдет в церковь совместно со мной, и Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 я обеими руками прочно ухвачусь за подол ее темного в белоснежный горошек платьица.


эпилог

 

Шел сентябрь 1979 года. Только-только кончилась конференция в Энгельберге, маленьком швейцарском городке. Трое знакомых швейцарцев позвали меня вкупе с ними походить в Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 горы. Невысоко, всего метров четыреста. Я плелся, обливаясь позже.

— Дайте мне ваш свитер, вам будет полегче, — предложил один из моих спутников.

В конце концов мы вышли на открытую поляну. Полпути пройдено Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7.

— Я далее не пойду, тут вас ожидать буду. На той стороне равнины высился хребет с большой снежной шапкой. Снизу доносился некий рокот, и я не сходу додумался, что это звенят колокольчики на шейках Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 скотин. 50 годов назад такая же, как и на данный момент, снежная шапка упала, накрыв деревню. Но сейчас там, где прошла лавина, опять жили люди. По тропинке шел старик в шапке Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7, с палкой в руках.

— Грюци, — поприветствовал он меня.

— Грюци.

Кто я, заинтересовался старик. На ломаном германском языке я растолковал ему, что физик.

— Ученый? — старик почтительно покивал головой.

Две недели тому вспять вкупе с Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 западными физиками из различных государств я делал собственный 1-ый опыт после отъезда из Русского Союза. Это был «мой опыт», тот, что привел меня на Запад. Опыт прошел удачно.

Копенгаген повстречал меня солнечным Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 деньком. Я вышел из аэропорта. Странноватое чувство обхватило меня — я ворачивался домой. Когда через некоторое количество дней мой старенькый знакомый, датский физик, вез меня с Шурой в автомашине, я сказал Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7 ему об этом. Не оборачиваясь, он протянул мне руку. И я вспомнил тот денек, когда мой друг Свен совместно с поляками Евой и Раймундом встречали нас в аэропорту. Там кончился наш зигзагообразный Недавно в библиотеке одной из лабораторий я случайно наткнулся на шкаф, в котором стояли четыре невзрачных сереньких томика под названием Сессия Академии Наук - страница 7, как будто серпантин, путь.

— Все будет отлично, — произнесла тогда Ева, а Шура, обняв Свена, разрыдалась у него на плече.

ne-vse-poznaetsya-v-sravnenii.html
ne-vse-to-zoloto-chto-serebro.html
ne-vsyakaya-tantra-tantra.html