не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов

не то зло, и добро было – да не то»528.

Практически так же писала В.Н. Фигнер, пытавшаяся заняться этим же несколькими годами позже: «рабочие, с которыми приходилось встречаться, были извращены и бессовестно тянули от не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов нас деньги»529.

Фроленко так объясняет цели этой пропаганды: «С рабочими городов стали заниматься /.../ поэтому, что, будучи молодежью, мы побаивались, что фермеры, увидав юнцов, не направят и внимания на наши слова не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, не станут и слушать нас, а ведь у нас главное было поднять крестьянство. Чтоб избегнуть такового неудобства, мы и занялись до этого с городскими рабочими, чтобы приготовить из их для себя товарищей не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов-помощников и уже с ними отправиться в люд. Так задумывались мы, но правительство принудило повести дело по иному. Оно /.../ принялось за аресты, /.../ за посадку в кутузку учителей рабочих и самих рабочих. Работа в широких размерах не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов закончилась. Работа по мелочам, в одиночку не удовлетворяла, затягивала дело на неведомое число лет, а нам ведь революцию хотелось произвести самое большее в три-четыре года»530.


Одним из первых пострадавших при этих не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов репрессиях оказался Лев Александрович Тихомиров (1852-1922).

Он родился на Северном Кавказе, где его отец служил военным доктором. Как протекало его детство, просто могут осознать сегодняшние юноши, родившиеся в Чечне лет пятнадцать-двадцать тому не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов вспять – в 1850-е годы обстановка была приблизительно таковой же; об этом жадно, но с выразительными подробностями вспоминал сам Тихомиров.

Отец его происходил из российского православного духовенства и первым в собственном роду пошел не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов по мирскому пути. Он дослужился до офицерских чинов, дающих право на потомственное дворянство, которое и передал собственному отпрыску.

Тихомиров окончил Керченскую гимназию годом ранее собственного грядущего коллеги – Андрея Желябова не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов (1851-1881); оба величавых честолюбца были первыми учениками в собственных классах, тогда и это не создавало поводов к знакомству и дружбе. Только позже их пути вновь сошлись и тесновато пересеклись.

Вот когда Желябов обучался уже в Новороссийском не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов институте в Одессе, он прочно сдружился с другим студентом, блиставшим несколькими курсами старше – с Сергеем Витте, что кропотливо пряталось королевским министром в протяжении всей его гос карьеры!


Желябов был не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов отпрыском крепостного; его самого, как следует, когда он был ребенком, могли бы приобрести и реализовать – такое, когда осознается, не забывается и не прощается!

Способный мальчишка был надеждой всей семьи. В Одессе, в институте, его очень не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов тянуло пойти по стопам старшего друга; кто знает, не затмил бы Желябов на муниципальном поприще самого Витте! Но – среда заела.

Поначалу – высылка в 1871 году за обыденные студенческие недоразумения, а осенью 1873 года С не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов.Л. Чудновский, в величавые революционеры сам не вышедший, но ранее Желябова примкнувший к кружку чайковцев, соблазнил на то же и Желябова: «Желябов поставил мне категорический вопрос: как я бы поступил не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, если б на моих руках находилась лаского возлюбленная семья: отец, мама, братья и сестры, благосостояние которых всецело зависело бы от меня, и мне, при этих критериях, было бы предложено примкнуть к таковой организации, принадлежность не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов к которой связана была бы с суровым риском и могла бы /.../ лишить меня способности быть полезным возлюбленной семье?

Мне шел тогда 23-й год. Весь и всецело я был поглощен тогда не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов мыслью долга перед родиной и народом. Естественно полностью, что я решительно и без колебаний ответил Желябову /.../.

Через три денька Желябов, приметно осунувшийся, явился ко мне и каким-то проникновенным голосом объявил не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов мне, что /.../ он совсем и окончательно решил примкнуть к нашему кружку»531.

Какому «народу» и за что конкретно должен был прошлый крепостной Желябов?

Вопрос был, если задуматься, сложный, и еще проще было просто не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов присоединиться к интеллектуальной жевачке, принятой в духовно недоношенной студенческой среде. Всегда и всюду первому ученику Желябову совсем не улыбалось смотреться в этой среде белоснежной вороной. Напротив, он стремился к лидерству, обеспечивающему восхищение не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, почтение, почитание и подчинение, а другой среды для этого у него пока не нашлось. Путь Сергея Витте, всегда в глубине души презиравшего интеллектуальную ограниченность окружающих, не мог быть методом Желябова.

К тому же и рачительное не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов внимание милиции, воображающей, что она отыскала доступную жертву, очень ограничивало свободу поведения.

Конец понятен и грустен.


Тихомиров же поступил в Столичный институт и обучался сначала удачно, но потом в конце не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов лета 1873 переехал в Петербург, с головой уйдя, как это нередко бывало со студентами того поколения, в революционную деятельность. Уже тогда он начал писать литературные произведения соответственной идейной направленности и оказался одним не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов из первых пропагандистов посреди рабочих. Осенью 1873 его и арестовали.

Тихомиров никогда не блестел как выдающийся практик и как человек дела: все, что он совершал в жизни, было плодом его углубленных и долгих раздумий. Вот и не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов при аресте в 1873 году Тихомиров растерялся: случаем зашел к товарищу, у которого шел обыск, назвался для чего-то чужим именованием, а при конвоировании в участок безуспешно попробовал бежать.

При других обстоятельствах его не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов бы просто выпустили либо, в худшем случае, отправили к родителям на родину, а здесь милиция представила, что ей попалась принципиальная птица – от этого и все следующее: больше 4 лет кутузки под следствием не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, в том числе 18 месяцев полного одиночного заключения – без выхода на прогулки, свиданий, перестукивания с соседями, переписки и чтения хоть чего-нибудь; некие от этого сходили с разума, забывали слова и не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов теряли способность гласить.

Тихомиров же был человеком большой интеллектуальной силы и духовной воли, они провели его через этот серьезный ад, а уединенное спокойствие только содействовало течению мыслей. Несложно и представить, какими же должны были быть не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов эти мысли!..

В конечном итоге же – оправдание по суду на именитом процессе 193-х пропагандистов в январе 1878 года, т.к. никаких улик криминальной деятельности Тихомирова следствие так и не установило не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов. К этому нам предстоит ворачиваться.


Опаски вождей возможной фермерской революции перед необходимостью разговаривать с массой возможных революционеров были полностью понятны: вот тогда безо всяких следов сгинули долгушинцы, отправившиеся в люд без переводчиков не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов – как в неизведанные тропические заросли Африки, населенные непонятными дикарями и одичавшими зверьми. Но в том же 1873 году осуществился другой, хотя и наименее масштабный опыт, который был сочтен полностью положительным: «двое отставных офицеров не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов – Кравчинский532 и Рогачев533, оба силачи, одеваются в обыкновенные костюмчики, берут огромные пилы, и, обучившись в одном месте распиливать бревна на доски, становятся в другом месте на реальную уже работу и тут в часы не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов отдыха принимаются за пропаганду крестьянам собственных бунтарских целей. Те внемлют, и, когда дело касалось земли, что она вся ведь фермерская, что ее следовало бы отобрать у помещиков, либо что правительство утесняет очень их налогами не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, что не мешало бы дать и ему по шейке, фермеры поддакивали, сами заговаривали в этом духе, словом, поддерживали разговор, слушали видимо с энтузиазмом их проповедь, приводили наших в экстаз не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов. Но, не длительно нашим пришлось ликовать: явился стремительно доносчик, и Кравчинского с Рогачевым хватают, везут куда-то в другое место к становому, и начатая пропаганда прерывается. Повезли их те же фермеры. По дороге пришлось для не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов ночевки тормознуть в некий деревне. На сон будущий малость все вкупе выпили, закусили, побеседовали, легли спать: фермеры на полу у дверей, наши на лавках. Скоро послышался здоровый храп охранников не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, тогда наши открывают окна, вылезают и дают деркача, поначалу пешком, потом по стальной дороге, и, явившись в Москву, утверждают: „задачка решена!“ Можно и без помощников итти в люд! Нас отлично слушали и не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов понимали фермеры! Нужно только научиться какому-нибудь ремеслу, одеться поординарнее, тогда и дело в шапке! Эта идея стремительно облетела все центры, и началась подготовка всех к конкретному хождению в люд. /.../ Так прошел конец 73 года и не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов начало 74 года»534.

Нам тяжело осознать, почему этот опыт был сочтен положительным.

С другой стороны, известие о том, что с мужчинами вообщем можно говорить, вправду должна была произвести ошеломляющее воспоминание – не наименьшее, чем не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов через век сообщение о том, что с мортышками можно разъясняться, обучив их людскому языку глухонемых! Здесь уж, естественно, маленькие детали в виде практически гарантированного попадания в лапы милиции не могли иметь не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов существенного значения!

Дискуссии о скорых путях к революции были оставлены, все дружно решили двинуться в люд наиблежайшим летом, а уже осенью по результатам опыта окончить теоретические споры: «Весной 1874 г. волна достигнула собственной последней не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов высоты. Кружки и сходки закончились. Все вопросы решены»535 – вспоминал О.В. Аптекман. Точно так же писал Н.К. Бух: «В Петербург приехал Ковалик и созвал представителей революционных кружков. На собрании вопрос был не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов поставлен так: все мы стремимся итти в люд, но программки грядущей нам деятельности у нас различные. Не будем спорить, споров было довольно. Организуемся в том виде, в каком мы существуем не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов. Осенью, когда вновь соберемся в Петербурге, попытаемся сблизиться теснее и выработать общую программку, которую продиктует нам жизнь»536. Так оно фактически и вышло, только осенние дебаты развернулись в главном уже в тюремных камерах!

К не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов весне 1874 года революционеры всех направлений были захвачены общим рвением – «в люд!», и в это, как упоминалось, урожайное лето в деревни по всей Рф двинулось от 2-ух до 3-х тыщ пропагандистов – хорошая не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов половина всего русского студенчества!

Нельзя гласить об организационном единстве движения, хотя Ковалик попробовал выполнить нечто схожее. Но это оказалось мистическим.

Большая часть участников действовало совсем независимо друг от друга, многие – на собственный ужас не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов и риск и, что значительно, на свои средства; но все таки имелось и определенное организационное воздействие, ибо главные средства выложили немногие спонсоры, основным из которых был упомянутый П.И. Войноральский, сосланный не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов еще за студенческие волнения в Москве в 1861 году и освобожденный из-под полицейского надзора исключительно в 1873 году.

Пропагандисты же, оказавшись в гуще народной жизни, сходу наталкивались на трудности еще более суровые не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов и животрепещущие, ежели поддержание связи с центрами, которые уже ничем не могли им посодействовать.


Самое колоритное описание сцен, с какими сталкивались пропагандисты, принадлежит перу Осипа Васильевича Аптекмана (1849-1926) – 1-го из самых поочередных и опытнейших агитаторов не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов 1870-х годов.

Отпрыск купца-еврея, в институте он примкнул к революционерам. В 1875 году Аптекман принял православие: дело было не только лишь в способности сделать лучше этим актом условия для законной проф и не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов незаконной подрывной деятельности, да и во внутренней потребности разорвать с классическими тогда для евреев аполитизмом и невмешательством в борьбу иноверцев.

Некие другие евреи, показавшиеся в русском революционном движении с конца 60-х – начала 70-х не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов годов ХIХ века, к примеру – А.И. Зунделевич, не делили схожих устремлений и не относились позитивно к разрыву с единоплеменниками, считая, что революционное обновление Рф решит и задачи освобождения евреев от дискриминации не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов. Не случаем, кстати, уже отошедший от политики престарелый Зунделевич, завершив после 1917 года эволюцию собственных взглядов, сделал вывод, что местным решением еврейского вопроса может быть только эмиграция из Рф.

В 1874-1879 годах Аптекман много не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов времени работал в деревне: поначалу фельдшером, потом – доктором, пытаясь соединять эту деятельность с пропагандой. Будучи человеком не ветреным, заранее полезным для мужчин и умеющим с ними гласить, он не не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов испытывал проблем с взаимопониманием и не очень рисковал стать жертвой подозрительности и неожиданного ареста. Тем паче увлекательны его высококачественные и осмысленные наблюдения: «Первое, что меня поразило, смутило, прямо-таки в тупик поставило не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов собственной конкретной простотой и наглядностью, это – очень маленький, практически первобытный уровень народных потребностей.

^ Можно без натяжки сказать: никаких культурных потребностей – ни физических, ни духовных.

Не бедность, не нужда, не обездоленность – нет! Богатые, обеспеченные, богатые и не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов самые бедные идиентично грязны, нечистоплотны – на физическом уровне, идиентично лишены высших интересов – духовно. Я спрашивал себя: во имя же чего и ради чего люд восстанет?»537

Это воспоминание Аптекмана полностью согласуется с высказанным не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов еще ранее воззрением М.Е. Салтыкова-Щедрина («Отечественные записки» № 10, 1868): «Русский мужчина беден вправду, беден всеми видами бедности, какие только может быть для себя представить, и – что всего ужаснее – беден не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов сознанием этой бедности».

Все это вправду производило ошеломляющее воспоминание. Вера Фигнер, к примеру, в первый раз попав в деревню с революционными целями, но тоже в качестве фельдшерицы, не отыскала внутри себя сил для пропаганды и не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов рта открыть: «В 1-ый месяц я приняла 800 человек нездоровых, а в течение 10 месяцев – 5000 человек, столько же, сколько земский доктор в течение года в городке, при поликлинике, при помощи нескольких фельдшеров. Если я не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов посодействовала одной десятой из этих 5 тыщ человек, то за мои прегрешения они вымолят мне прощение у самого ожесточенного Иеговы»538 – и вправду, в следующей неописуемо тяжеленной и длительной жизни В.Н не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов. Фигнер (1852-1942) судьба постоянно избавляла ее от самых страшных исходов.

Зато другая, еще больше именитая террористка С.Л. Перовская оказалась еще наименее чувствительной к народным нуждам. Ах так она писала в одном из писем в не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов мае 1872 года, когда вообщем одной из первых совершала пробную попытку хождения в люд – в поисках места народной учительницы, что только частично соответствовало правде: «уже вторую неделю как нахожусь в Самарской губернии. В не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов деревню переехала я всего 3-ий денек, а то жила в Ставрополе у доктора Осипова. Отвратительное воспоминание производит этот барин. Он женился на пустой даме, зараженной только либеральным духом, и сейчас равномерно не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов он начинает совсем погрязать в семейную, барскую, мелочную жизнь; все внимание он направляет на земскую докторскую деятельность. /.../ Как взглянешь вокруг себя, /.../ так и пахнет отовсюду мертвым, глубочайшим сном, нигде не не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов видишь мыслительной инициативной работы и жизни; и в деревнях, и в городках везде идиентично. И фермеры точно так же перебиваются изо денька в денек, ни о чем более не думая, точно мертвая машина не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, которую завели раз навечно, и она так уже и двигается по заведенному. /.../ Я сейчас понимаю, почему личности, уезжающие одни в провинцию, равномерно начинают пошлеть и, в конце концов, никуда не становятся пригодными. /.../ Охото не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов расшевелить эту мертвечину, а приходится только глядеть на нее»539.

Письмо Перовской просит нужных комментариев.

Ставрополь – это Ставрополь Волжский, город, практически полностью затопленный сделанным в ущерб природе Куйбышевским водохранилищем; сейчас остатки не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов старенького Ставрополя входят в новый Тольятти. От Ставрополя схранилось очень малое, но в конце 1980-х годов создатель этих строк лицезрел действующую бывшую Земскую поликлинику, где останавливалась Перовская. Не было, но, на стенках поликлиники мемориальных не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов досок ни Перовской (и не нужно!), ни Осипову.

Осипов – это Евграф Алексеевич Осипов (1841-1904), один из создателей земской медицины, создатель книжек, бывших настольными у нескольких поколений русских докторов. Доктор Осипов – один из не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов святых подвижников, не побоимся этого слова, какие всегда существовали на Руси и снутри, и вне рамок православной церкви.

Очевидно, итоговый вывод и у Фигнер, и у Перовской тот, что еще увлекательнее кидать бомбы (а не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов еще лучше – посылать кидать бомбы других людей, а самим наслаждаться этим замечательным зрелищем!), а не вылечивать изо денька в денек нездоровых и, положа руку на сердечко, не очень и привлекательных злосчастных людей не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов.


Сейчас рассказ Аптекмана конкретно о пропаганде:

«^ Сказал им историю фермеров в Великобритании, поведал по Марксу. А! это им понятно, это как будто из их жизни. /.../

Закончил. Пауза. 1-ый заговорил не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов владелец. /.../ Умно, выразительно гласил. Смысл таковой. Оскорбили там люд. По-миру пустили его. Все это – дело панов. Всю землю для себя забрали.

^ Сила их была. Всеми делами они там правят. И у нас не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов то же было бы. Да правитель не допустил. Насчет земли и у нас-то не достаточно. Курицу некуда изгнать.

Да правитель даст. Обязательно. Никак нельзя без земли. Кому же подати платить-то? Кто казну не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов заполнит? А без казны, как державу вести? Земля отойдет к нам! Не-пре-е-менно! Вот увидите!..

/.../ А окончательный вывод: у нас-де за царем куда лучше, чем у других-прочих народов не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, где паны всем действуют.

/.../ Что-то стукнуло меня в голову, как будто гвоздь загнали туда. Что-то заскребло в душе...

^ Ушел, как будто в воду опущенный»540.

Другой эпизод: «Сошелся не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов я в Буригах со старостой Марком Богдановым. Неплохой, добросовестный, толковый крестьянин. Коротали вкупе за самоваром длинноватые нудные зимние вечера. /.../

^ Однажды застал он меня за чтением обозрения „Отечеств[енных] записок“. Обозреватель писал о наших деревенских кулаках не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, – как они сосут кровь мужчины. Вздумалось мне прочитать Марку вслух это место. Молчит. Смотрю: лицо злое, агрессивные искры в очах. Неприятель ну и только. Молчим. Тяжело это. Вдруг Марк:

– Неправда не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов все это, что здесь у вас прописано!.. Неправда! Все это господа... Правильно вам говорю!.. Все это они!.. Завидно им, что мужчина на поправку пошел, ну и сочиняют про него... – Глубочайшей ненавистью дышали его не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов слова. Он не гласил, а скрежетал зубами. Когда он успокоился, лицо его приняло прежнее, не плохое выражение. Поглядел на меня и улыбнулся. Вздохнул я свободнее, как будто тяжесть упала с не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов плеч. Беседа возобновилась. Марк гласил много, как будто у него самого являлась потребность высказаться. Он гласил о крепостном праве, которое застал еще; гласил о том, что „господа и сейчас не прочь возвратить на старенькое, да не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов не их воля“... Гласил по поводу статьи: написана она или совершенно незнающим фермерской жизни, или „худеньким барином, который все норовит худенькое про нас сказать“. Гласил он далее, что не всякий обеспеченный не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов крестьянин – кулак и мироед»541.

М.Н. Покровский комментировал схожее явление последующим образом: «кулаки представляли собою уже в 70-х годах, непременно, слой, более демократический в деревне, и могли бы быть опорой политической революции не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов. Но так как наши тогдашние революционеры подходили к деревне с социалистической программкой, со собственной доверчивой верой в сельскую общину, как эмбрион грядущего социалистического строя, – они, естественно, должны были повстречать у не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов этого единственно политически восприимчивого слоя деревни глухое ухо. По другому и быть не могло»542.

Понятно, что таким мирным образом, как у Аптекмана, изредка могли завершаться беседы других пропагандистов с крестьянами. Результаты и вышли соответствующыми не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов.


«^ Начался общий погром. К началу озари 1874 г. поиски и аресты были уже всюду»543 – вспоминал Дебогорий-Мокриевич.

К озари 1874 года пропагандистское движение было на сто процентов разгромлено. В 37 губерниях к полицейскому дознанию было привлечено не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов 770 человек – 612 парней и 158 дам; из их 265 заключены под стражу, 452 поставлено под надзор милиции и 53 не разысканы544.

Значительному числу агитаторов, таким макаром, удалось избежать преследований и унести ноги из деревень не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, но осознание краха оказалось всеобщим. Ставка на пропаганду оказалась битой.

Фроленко не наслаждался принятой ролью и попробовал сделать нечто экзотичное, но перетерпел схожий же крах: «В 1874 г. весной я, Аносов, Шишко и двое рабочих не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов направились на Урал, чтоб сорганизовать боевой отряд из беглых из Сибири. Это не удается. Возвращаюсь в Москву и чуть ли не попадаю в руки жандармов. Избегнув ареста, перехожу на незаконное положение»545.

Желябов не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, тоже принявший роль в хождении, благополучно возвратился в Одессу. 12 ноября 1874 года свершилась его свадьба с Ольгой Яхненко-Семиренко – дочерью сахарозаводчика, видного украинофила. В тот же вечер Желябова и арестовали: заместо супружеской ночи не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов – ночь на нарах. Какой сволочью необходимо быть, чтоб выполнить такую полицейскую акцию! Такое тоже нереально запамятовать и простить!

В марте 1875 его выпускают под залог (благо было кому заплатить!), и он не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов некое время живет обычной домашней жизнью – безо всякой революции. В 1876-1877 он участвовал вкупе с Витте в деятельности Одесского комитета помощи балканским революционерам, собирал средства и высылал добровольцев на Балканы.


Если и оставались не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов еще крохи надежды поднять люд на мятеж против власти, то следовало действовать не словом, а делом – самостоятельным примером вооруженной борьбы: «Народ отнесся к нам сочувственно, но было ясно, что за нами он пойдет только тогда не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, когда мы представим из себя довольно сильную деятельную группу»546 – конкретно таковой вывод был изготовлен тогда более решительными и предприимчивыми революционерами, а именно – этим же Дебогорием-Мокриевичем.

Так, через 5 лет не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов против провала деятельности Нечаева и через 18 месяцев после судебной экзекуции над ним, его идеологическим единомышленникам пришлось признать и обоснованность его практических установок.

Уже летом 1875 года начался очередной виток «нечаевщины».


3.4. Возрождение «нечаевщины».


Революционные энтузиасты не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов тяжело переживали провал 1874 года. Их вождь Чайковский прямо разочаровался в революции и, сблизившись с А.К. Маликовым – основоположником секты «богочеловеков», уехал совместно с последним в Америку – налаживать быт общин, живуших по не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов законам божеским, а не человечьим. Интереса и в данном деле ему хватило только на несколько лет, но, все же, он пропал из Рф и вообщем с политических горизонтов на большой срок – прямо до 1904 года не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов.

Эмигрировали и некие другие, в том числе – Д.А. Клеменц и И.И. Каблиц. Последний возвратился в конце 1875 года, привезя с собой эталон динамита. С течением времени политические вкусы изменяются, и в не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов 1879 году Каблиц тяготел к «Черному переделу», а не к «Народной Воле». В 1880 году он совсем оставил незаконные игры, превратившись в конструктивного, но полностью мирного литератора.

Клеменц в 1875 году два раза незаконно навещал не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов Россию – пробовал организовать бегство Чернышевского из Вилюйска. Во время войны на Балканах в 1875-1878 годах он участвовал в партизанских действиях в Боснии. Там же побывали Кравчинский и Сажин.

Другие решили поправить огромное количество личных не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов ошибок, допущенных в пропагандистской практике, более мастерски завладеть полезными ремеслами и поглубже погрузиться в народный быт. От летучей пропаганды решено было перебегать к оседлому существованию, образуя поселения из энтузиастов не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов-пропагандистов. Такие поселения просуществовали штучным образом прямо до 1879 года, повсевременно снижая интенсивность деятельности: более энергичные и нетерпеливые функционеры ворачивались в городка, а вошедшие во вкус провинциального существования утрачивали революционный пыл и все более преобразовывались в не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов нужных и довольно мирных народных просветителей; расширение земств давало законные способности для этого.


Раздраженность безуспешностью пропаганды, также противодействием властей вызывала естественное озлобление и обостряло злость. Образовавшийся в конце 1874 года в не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов Москве кружок, состоявший в главном из бывших студентов Цюрихского института и из студентов с Кавказа (И.С. Джабадари, М.Н. Чикоидзе и другие), чуть не сделался ядром таковой борьбы.

О настроениях его фаворита, Г не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов.Ф. Здановича, стремительно отчаявшегося от неуспехов пропаганды, свидетельствуют строчки в одном из его писем в июле 1875: «Посылаем вам книжки и револьверы с патронами. Убивайте! Стреляйте! Работайте! Делайте восстание!»547 Но по не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов последней мере из этих револьверов не выстрелил ни один.

Несколько 10-ов функционеров было арестовано в течение 1875 года; уцелели немногие, заброшенные в провинцию. Изъято было порядка 3-х тыщ экземпляров нелегальных книжек и поболее 10 тыщ не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов рублей средств – кое-кто из этой молодежи бедностью очевидно не мучился.

Участников кружка судили в феврале-марте 1877 года на «Процессе 50-ти». Рабочий П.А. Алексеев произнес там известную революционную речь не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов; сосланный в глушь, он был убит в 1884 году грабителями-якутами.


В 1875 году бежал из ссылки Натансон. До весны 1876 года он объездил всю Россию и побывал за границей, чтоб собрать в общую команду всех не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов уцелевших вероятных революционеров. Конкретно под его воздействием Вера Фигнер бросила в конце 1875 учебу и возвратилась из Цюриха в Россию.

К лету 1876 она сдала экзамен на фельдшера (в Цюрихе ей оставалось уже мало до не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов получения мед диплома) и постаралась приступить к пропаганде: выше описан провал этого пробы – по очень значимым и великодушным мотивам.


Единственный приметный фуррор революционной пропаганды – так называемое «Чигиринское дело» – был обеспечен очевидной провокацией и не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов подлогом.

Сделали их участники киевского кружка, получившего романтическое заглавие – «Южные бунтари». Зачинателем его был В.А. Дебогорий-Мокриевич, еще в 1873 году прошедший ученичество у Бакунина в Швейцарии. Согласно теории Бакунина, как не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов упоминалось, все фермеры Рф (и Украины) в душе – настоящие бунтовщики и революционеры.

В 1917-1922 годах поначалу участники массовых погромов помещичьих имений, а потом и сподвижники Н.И. Махно и А.С не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов. Антонова наглядно подтвердили справедливость этой теории. Но к тому времени бунтарские настроения фермеров, нагретые ростом земельного перенаселения, приметно выросли. К тому же и Украина эры Махно была наводнена орудием – как оставшимся от старенькой не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов российской армии, так и брошенным бежавшими на родину германскими и австрийскими оккупантами.

Хотя в 1870-е годы орудие в Рф свободно продавалось, но «южные бунтари» испытывали приметный недостаток средств: кое-какие средства у их имелись не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, но все таки недостаточные для вооружения крестьянских толп, а помещиков, жертвующих средства на крестьянское восстание, все-же не нашлось – у всякой глупости есть границы.

Если в 1874 году будущие «бунтари» были захвачены общим не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов рвением молодежи просвещать люд, то уже со будущего года их группы, действуя в разных местностях Украины, прямо ориентировались на вооруженную борьбу.

К этому времени в нескольких волостях Чигиринского уезда недалеко от не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов Елисаветграда сложилась достаточно напряженная обстановка – накопились претензии фермеров к близлежащим помещикам, к местной власти и фермеров друг к другу. Население росло, и многодетные семьи стали добиваться общинного передела земли – как это принято в не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов Великороссии: они претендовали на собственные земли собственных односельчан, имевших меньше малышей; полностью простая ситуация для тогдашней деревенской жизни – далее становилось еще ужаснее.

Этим и решили пользоваться «бунтари».


«^ Весь 1875 г не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов. прошел у нас в организации кружка и вербовании к нему новых членов. В кружок, не считая Стефановича548 и меня, вошли: Дробязгин, Малинка и Чубаров, все три повешенные в 1878 г. в Одессе549 /.../; Миша не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов Фроленко – потом шлиссельбуржец, Лев Дейч550, Виктор Костюрин, Николай Бух – потом каторжане, и четыре дамы: Мария Коленкина и Мария Ковалевская – обе позже каторжанки, Вера Засулич и Анна Макаревич, позднее принимавшая живое роль в итальянских не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов социалистических организациях (была замужем за итальян[ским] соц[иалистом] Костой).

Кружок наш стоял на почве комплота, задачей мы поставили компанию вооруженного крестьянского восстания /.../.

План был обычный. В определенный срок группа наша заодно с завлеченными не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов крестьянами, – все вооруженные, естественно, – должны были начать бунт. Наш отряд, переходя из 1-го селения в другое, из одной местности в другую, имел в виду везде объявлять об конфискации помещичьих не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов земель и создавать незамедлительную раздачу земли крестьянам. Но для фуррора дела, для того, чтоб фермеры присоединились к нашему отряду и чтоб ширилось восстание, мы решили пустить в дело манифесты, типо изданные царем, призывающие не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов фермеров к восстанию против помещиков. /.../

Если вникнуть пристально в наш план подложных манифестов, то в нем недвусмысленно проглядывало невысказанное только наше убежденье, что фермерская масса в 70-х годах далековато не была настроена не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов революционно – и для того, чтоб подвинуть ее на решительные деяния, необходимо было прибегать к авторитету царя. Логически верный вывод из этого был тот, что в фермерской среде не было земли для не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов революционной деятельности. Но вывода этого мы не сделали»551 – вспоминал Дебогорий-Мокриевич.

Будущее показало, что принципиальна была не столько жалкая деятельность «бунтарей», но то, что их предварительные мероприятия в Киеве происходили на очах нескольких юных не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов людей, которым позже, после разгрома «бунтарства», предстояло сыграть вправду выдающиеся роли. Эти-то смогли сделать еще более далековато идущие выводы.

Самой выдающейся личностью в тогдашней киевской революционной среде был, о чем не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов тогда еще не подозревали, Александр Дмитриевич Михайлов – будущий устроитель «Исполнительного Комитета Народной воли».

Ему в 1875 году исполнилось 20 лет. Осенью того года он поступил на 1-ый курс Петербургского Технологического института, и практически не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов сходу в числе других возмутителей порядка был исключен. Это было для него грустным недоразумением и злосчастным случаем: он не нашел внутри себя моральных сил уклониться от коллективной акции протеста, которую сам же не одобрял не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, а в итоге был отправлен в родной Путивль. Оставаться там ему было нестерпимо: самолюбие у него было гипертрофированным (он, к тому же, был заикой), а всем знакомым и родственникам не объяснишь, что не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов выгнан не за бездарность! Вот он и перебрался в Киев, сходу угодив в «революционную академию».

Позже, сидя за решеткой, откуда ему уже было не судьба выйти, он писал: «В Киеве я повстречался впервой не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов с реальными радикалами и притом всех 3-х направлений: пропагандистов, бунтарей и якобинцев. Познакомившись с их программками, я не пристал ни к какой-то из них. Я находил хорошей силы, определенной не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов и энергической деятельности; в Киеве же больше препирались о теориях и личных отношениях, чем действовали. Работали немногие единицы, но те сторонились малознакомых людей. /.../ С одной стороны, я лицезрел величавые цели и не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов большенные задачки, а с другой – кучки людей, неорганизованные, несплоченные, без одного общего плана, без определенных практических задач. /.../ Толика организационного чутья, присущая мне, тогда еще неопытному юноше, давала подсказку, что не в выработке вернейшей теории не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, а в совершенно-организованном деле – сила. /.../ Естественно, мои планы не могли осуществиться в Киеве, где уже личная враждебность кружков 1-го к другому мешала этому. Там много было генералов и адъютантов при их не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, но не было боец, практически не было инициативных революционных сил. /.../ В Киеве же весной 1876 г. я познакомился с Гольденбергом552, который меня полюбил и с большой охотой водил со мной дружбу не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов. Как человек хороший, преданный делу, он мне нравился, но тупость его нередко меня бесила и смешила; у нас установились плохие, протекторские дела, что меня нередко смущало и было для меня неприятно, но он не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов был ими доволен. Тут же в кружке пропагандистов я познакомился с Дмитрием Андреевичем Лизогубом553 /.../. Тут же я познакомился с Стефановичем, Капитаном554 /.../ и со многими другими бунтарями; несколько недель они воспользовались, всей ордой не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов (с револьверами, седлами и пр.), моей квартирой. Я лицезрел, что они приготовляются к битве, это ясно было и по их наружности, и по их настроению. Они нравились мне более всех киевлян, хотя доходили в не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов принципах до крайностей; свое дело они от меня скрывали. Я же был поглощен своими планами, склонности к которым в их не замечал»555.

Продолжение рассказа Дебогория-Мокриевича: «К 1876 г. кружок не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов наш – по два, по три человека, – расселился уже весь по селам и, можно сказать, с первых же шагов поставил себя в неверное положение по отношению к крестьянам. Стоя на почве комплота и серьезной конспирации не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, мы принуждены были беречься. Вооруженные револьверами и кинжалами, с целыми ворохами патронов, подложных паспортов, печатей и других заговорщицких предметов, мы должны были остерегаться чужого глаза. Наши двери всегда были на крючке не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, чтоб не мог захватить нас врасплох сосед крестьянин и застать на столе разложенные „бунтовские“ принадлежности. Готовясь к мятежному выступлению, естественно нам было надо обучаться обладать орудием, и мы обучались этому. В итоге вышло очень не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов грустное явление: мы, „народники“, научились отлично стрелять, но страшились и избегали посещений крестьянина и заместо того, чтоб ликовать, хмурились и съеживалиь, когда он заходил в нашу избу. Состоять в роли какого не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов-то актера, кропотливо скрывающего свою жизнь и говорящего совершенно не то, что было на душе, изо денька в денек притворяться и врать – все это было тягостно до последней степени. А не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов меж тем – таково было в общем положение „бунтаря“, конспиратора – в народе. Несравненно нормальнее и лучше были условия пропагандиста, не ставившего для себя наиблежайшей задачей революционного выступления. Но психология нашего (а может быть и всякого) революционного не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов движения была такая, что оно росло, обострялось и безостановочно шло к собственной кульминационной точке. Начавшись с незапятанной пропаганды, оно перебежало к бунтарству и окончилось террором...

^ Меж тем около тех не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов пор, как мы расселились по селам Киевской губ[ернии], уже происходили волнения – без нашего роли – в нескольких волостях Чигиринского уезда, посреди бывших муниципальных фермеров. Поводом к волнениям послужило требование большинства фермеров душевого передела земли не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, чему воспротивились более богатые из их – „актовики“, как их называли. Борьба, поднятая „актовиками“ против настаивавших на переделе „душевиков“, была поддержана властями. Посреди „душевиков“ нашелся энергичный, грамотный крестьянин Фома Прядко, отправившийся по этому делу не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов ходоком в Петербург. Там, естественно, он был арестован и препровожден этапным порядком на место проживания. С сих пор стала ходить легенда посреди фермеров, как будто Прядко лицезрел царя, и не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов правитель обещал помощь „душевикам“. Волнения усилились. Прядко был пойман и посажен в Киевский тюремный замок; арестованы были еще несколько других второстепенных главарей, которых привезли тоже в Киев, но держали их при киевских полицейских не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов участках.С этими-то, т[ак] ск[азать], полуарестованными чигиринцами (они только ночевали в участке, но деньком прогуливались свободно по городку и работали) удалось нам с Стефановичем познакомиться, и, таким макаром, завязать дела с не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов бунтовавшими селами»556.

Его рассказ дополняет Л.Г. Дейч: «Я /.../ полностью вошел в интересы кружка „бунтарей“ и скоро потом был принят в число его членов. Оказалось, что задачей этого кружка был не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов вызов посреди фермеров Чигиринского уезда вооруженного восстания методом внедрения подложного от имени царя манифеста /.../. Там появились целые легенды о зловредных планах и намерениях министров, направленных против фермеров и, напротив, о благожелательном к не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов ним отношении царя. Ввиду этого чигиринцы выслали к царю ходоков, которых милиция, перехватив в пути, арестовала. Всеми этими обстоятельствами наш кружок решил пользоваться для вызова вооруженного восстания.

План наш состоял в не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов том, чтоб в устроенной в Киеве подпольной типографии отпечатать /.../ королевский манифест, который, разъезжая верхом, а то и в тележках, открыто читать собираемым в селах и деревнях крестьянам. Потом, раздав им привозимое с собою не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов для их огнестрельное орудие, вкупе с ними приступить к отобранию у помещиков земли и предоставлению ее крестьянам в общинное использование, а встречая сопротивление со стороны различного рода заинтересованных лиц и начальства не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, давать им решительный отпор. /.../ Решено было выслать за границу Анну Михайловну Макаревич-Розенштейн для приобретения там типографского станка, шрифта и всех принадлежностей. Потом все другие члены должны были расселиться в качестве фермеров не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов под различными предлогами в местечках, селах и деревнях, примыкающих с Чигиринским уездом /.../ для устройства притонов для складов орудия и содержания лошадок. Средства на подготовку всего нужного выходили, приемущественно, от неких более состоявшихся не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов членов нашего кружка; их было далековато не довольно, но мы утешали себя надеждами, что нам получится получить необходимое количество, когда окажется настоятельная в их надобность.

С пришествием весны, самое позже – сначала лета, все не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, казалось, будет подготовлено /.../. Непонятно, чем завершился бы подготовлявшийся нами призыв к вооруженному восстанию, – возможно, очень грустно, но, вследствие стечения неожиданных событий, нам не пришлось парадировать в качестве направленных царем специально к чигиринцам посланцев не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов»557.


Наряду с событиями на юге в совсем аналогичном направлении происходила эволюция мыслях и стратегии на севере – в Петербурге.

В марте 1876 произошла 1-ая массовая политическая демонстрация, в которую вылились похороны студента П.Ф не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов. Чернышева.

«Чернышев, пропагандист, длительно просидевший в кутузке, незадолго до погибели был переведен в поликлинику при мед академии. В похоронах участвовали практически только студенты высш[их] учеб[ных] зав[едений]. Всего не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов собралось до 3-х тыщ. Поначалу во главе процессии шел священник, но после того, как процессия тормознула на Шпалерной перед „предварилкой“, и его принудили отслужить тут короткую панихиду, он неприметно сбежал, и процессия не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов продолжала собственный путь без священника. Шли преднамеренно по более людным улицам. Милиция, не вмешиваясь, аккомпанировала. Порядок не нарушался. На кладбище была произнесена речь, в какой указывалось, как и за что умер покойный. Милиция на не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов кладбище не показывалась. /.../ ни тут, ни при расхождении по домам никто арестован не был. В газетах о демонстрации не упоминали, но толков по ее поводу в столице и даже в провинции не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов было много»558 – вспоминал один из участников.

Валуев записал в дневнике: «было тут что-то вроде уличной демонстрации. Хоронили студента, содержавшегося под стражей по политическому делу и выпущенного на поруки. Его хоронила, т.е. аккомпанировала не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов, масса с наружными признаками нигилизма (т.е. стриженые дамы, длинноволосые мужчины и голубые очки), навязчиво и грубо требовавшая снятия шляп у встречных. На вопросы, кого хоронят, отвечали с указанием на арест и не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов причину ареста»559.

Потом в Петербурге основался Натансон – уже с «новой» мыслью:

«^ Эта новенькая мысль состояла конкретно в „народничестве“. Мы ранее были „пропагандистами“ и „развивали люд“, прививали ему „высшие“ идеи. Новенькая мысль /.../ изложена не то зло, и добро было – да не то - Владимир Брюханов в программке кружка Натансона, да частично вошла в программку „Народной Воли“. Решено было, что люд российский

nedelya-prolivnih-dozhdej-v-podmoskove-zavershila-podgotovku-nacionalnoj-sbornoj-komandi-rossii-po-visshemu-pilotazhu-k.html
nedelya-ren-tv-18042009-1900-ria-novosti-17-04-2009-7.html
nedelya-svyatoj-pyatidesyatnici-i-ee-poprazdnstvo-ponedelnik-sv-duha.html