Не превращается ли это в «Мак-Движение»?

Не превращается ли это в «Мак-Движение»?

Май 2001

Мысль перевоплотить Лондон на 1-ое мая в огромную доску для игры в «Монополию» звучала потрясающе.

При всех обычных камешках, которые швыряют в огород современных протестующих, — что у их отсутствует фокус и ясная цель типа «Спасти деревья» либо «Простить долги», — сегоднящая волна антикорпоративного активизма являет собой реакцию на свою монотонность. Наскучившись Не превращается ли это в «Мак-Движение»? выявлением симптомов неолиберальной экономической модели — недофинансирование больниц, бездомность, растущее неравенство, бум тюрем, конфигурации климата, — участники кампаний сейчас совершают явную попытку «устранить» стоящую за симптомами систему. Но как протестовать против абстрактных экономических мыслях и при всем этом не смотреться пустословами либо верхоглядами?

А что если использовать настольную игру, которая уже поколениями Не превращается ли это в «Мак-Движение»? учит ребятишек искусству обладать землей? Устроители вчерашней первомайской акции «монопольного» протеста выпустили аннотированные карты Лондона с выделением таких общеизвестных мест, как Регент-Стрит, Пэл-Мэл и Трафальгарская площадь, призывая участников располагать свои первомайские акции на доске «Монополии». Желаете протестовать против приватизации? Ступайте на вокзал. Индустриализация сельского хозяйства? К «Макдональдсу Не превращается ли это в «Мак-Движение»?» на Кинге-Кроссе. Ископаемое горючее? К электронной компании. И всегда носите с собой игровую карточку «Освободиться из тюрьмы».

Неудача в том, что к полудню прошлого дня Лондон не смотрелся как благовоспитанная смесь народного просвещения с уличным театром. А смотрелся он так, как смотрится в наши деньки место хоть какого Не превращается ли это в «Мак-Движение»? другого массового протеста: блокированные силами порядка демонстранты, разбитые окна, заколоченные щитами витрины, отступательные бои с милицией. И в предпротестных войнах в прессе — тоже дежавю. Планируют ли демонстранты кавардаки? Не спровоцирует ли кавардаки само присутствие 6 тыщ полицейских? Почему не все протестующие осуждают насилие? Почему все всегда молвят о Не превращается ли это в «Мак-Движение»? насилии и кавардаках?

Так, похоже, смотрятся нынешние акции протеста. Охото именовать это «Мак-Протестом», так как всегда одно и то же. И я, естественно, обо всем этом уже писала. Фактически, практически все, что я писала в ближайшее время, было о свободе собраний, об охранных заграждениях, слезоточивом газе и Не превращается ли это в «Мак-Движение»? нахальных арестах. Ну либо о попытках преднамеренно неверного толкования протестов — что они, к примеру «против торговли» либо тоскуют о доземледельческой утопии.

В большинстве активистских кругов признано — как знак веры, — что массовые демонстрации всегда положительны: они делают боевой дух, показывают силу, завлекают внимание прессы. Но вот что упускают из виду — что сами демонстрации Не превращается ли это в «Мак-Движение»? не есть движение. Они только секундные вспышки, проявления ежедневных движений, которые коренятся в школе, на работе, в квартале. По последней мере должны корениться.

Я все думаю об историческом деньке 11 марта сегодняшнего года, когда в Мехико вошли запатистские командиры — армия, которая привела к удачному восстанию против страны, а Не превращается ли это в «Мак-Движение»? при всем этом обитатели Мехико не задрожали от испуга — 200 000 из их вышли встречать запатистов. Движение на улицах было перекрыто, но никто не беспокоился об удобстве едущих на работу. И магазины не заколачивали витрин щитами: они устраивали «революционные» акции распродажи на тротуарах.

Что все-таки — запатисты наименее небезопасны, чем несколько городских Не превращается ли это в «Мак-Движение»? анархистов в белоснежных комбинезонах? Навряд ли. Просто марш на Мехико готовился семь лет (кто-то произнесет, 500 лет, но это другая история). Это были годы выстраивания коалиций с местными организациями, с рабочими на фабриках maquiladora, со студентами, с интеллигенцией, с журналистами; годы массовых консультаций, открытых encuentros (митингов) по Не превращается ли это в «Мак-Движение»? 6 тыщ участников. Происшедшее в Мехико не было движением, это было только очень общественной демонстрацией всей этой невидимой ежедневной работы.

Самые массивные движения сопротивления всегда укоренены на местах и подотчетны местным сообществам. Но один из вызовов, бросаемых нам жизнью в высоко потребительской культуре, против которой и протестовали вчера в Лондоне, — это отсутствие корней Не превращается ли это в «Мак-Движение»?. Не достаточно кто из нас знает собственных соседей, говорит о большем, чем о тряпках, уделяет время публичным делам. Как может движение быть подотчетным, если истончаются местные общества?

В контексте городской неукорененности моменты для демонстраций, естественно, есть, но, может быть, важнее моменты для выстраивания связей, которые делали бы демонстрации Не превращается ли это в «Мак-Движение»? кое-чем огромным, чем театр. Бывают времена, когда радикализм — это встать против милиции, но еще почаще, когда радикализм — это побеседовать с соседом.

Вопросы, стоящие за вчерашними первомайскими демонстрациями, уже не маргинальны. Продовольственные волнения, генная инженерия, конфигурации климата, неравенство доходов, провалившиеся схемы приватизации — это все материал первых полос Не превращается ли это в «Мак-Движение»? газет. И, но же, что-то серьезно не так, когда акции протеста смотрятся оторванными от корней, отрезанными от ежедневных хлопот. Это означает, что показушная сторона движения принимается за наименее захватывающее дело его выстраивания.

IV


ne-sozdavaj-neopredelennosti.html
ne-speshite-yuyu-horonit-russkie-materi-podali-zayavku-na-provedenie-akcii-v-zashitu-detej.html
ne-starshe-1993-goda-1993-goda-igrokov-mozhet-bit-v-zayavke-tolko-dva.html